Людмила (luddik) wrote,
Людмила
luddik

Categories:

Ломоносовская художественная школа резьбы по кости. Село Ломоносово, Архангельской обл. Холмогорского р-на.

Воспоминания. 1972 - 75гг.

 

Лёд колоть..

 

Первые мои годы преподавания на Севере. В Ломоносовской художественной школе резьбы по кости. Самой лет 20. Ученики от 15 до 30 лет. Туго было.

Серёжа Поташев расшалился на уроке рисунка. Урок рисунка проходит в аудитории, где ни столы, ни парты стоят. Там мольберты, краски, кисти, банки с водой. Только неверное движение сделаешь, так всё и посыпится. Только лови! А соседские мольберты заденешь, - всё. Пиши пропало. Принцип домино. Старенькие мольберты были, на которых мы рисовали. Не устойчивые. Падали с удовольствием, если из чуток толкнуть. Гром, крики, понеслось… Урок, считай – сорван. Вот Серёжа и забаловался. Уж  и сам чувствует, что перебор, а угомониться не может. Я -  так, сяк, нет ему покоя. Не сидится ему, не слушается, не рисуется,  Толкнул в баловстве кого-то. Тот, ясно дело  - ответил.  Да неловко. В пылу сражения задели мольберт… и покатилось.


Вся группа ловит, собирает, поднимает. Кто смеётся, кто негодует. Только восстановили порядок, а бес то, оказывается, никуда не делся, так и подмывает под Серёжу. Так и щекочет его. Да и все остальные ученики уже потеряли рабочее настроение, все наготове, только сигнала ждут, чтобы ещё над чем посмеяться, да силу свою испробовать  в меткости кидания карандашей да ластиков.

 Вышла я на минутку, а там уже беготня, слышу, возня, крики. Девчонки повизгивают, мольберты постанывают. Какие-то тяжёлые предметы перемещаются в пространстве. Забегаю в класс – война! Опять Мамай прошёл. А Серёжа за главного. Только шашки не хватает в руках. И все на него смотрят. Батюшки, до штор уже добрались. Висят те шторы уныло на одном колечке. Сникли и скисли. Спасибо окна не повыбивали! А дрова, что у печки лежали, совсем даже не у печки полёживают, а по классу разбежались-разлетелись. Про мольберты я уж молчу. Сложились, как миленькие, потянув за собой и стулья. Живописной группой в этой куче застыли ученики, в разных позах, как в детской игре «Замри».

 Применение тяжёлой артиллерии в художественной школе приводит к удалению врага. И враг этот был для меня –  Серёжа Поташев. И я вступила в бой.

В те времена нас преподавателей и учителей учили по методу великого педагога Макаренко. А великий  Макаренко утверждал в своём учении, что наказывать детей трудом нельзя. Но я была в такой злобе и отчаяние, что отправила Серёжу вон с урока. А чтобы он не бродил под окнами просто так, да снова не отвлекал учеников каким-нибудь кукареканием под окнами, или снежками – дала ему в руки лом, и заставила колоть лёд на мостках, на ступеньках да на тропинках. По зимнему времени всё сильно обледенело.

Сама из окошка смотрю на Поташева, переживаю. Как-то непедагогично. Не по макаренски. Трудом, то не наказывают. Забыла я об этом в пылу праведной борьбы.

А Серёжа сперва- то уныло лёд колол. А сам всё на наши окна поглядывает, тихонько подсматривает. А как увидел, что и я на него смотрю из окна, приободрился, дескать, нам всё нипочём, ломиком поигрывает, фигуристые силуэты подалбливает. Фантазию проявляет, повороты закругляет. Весь в трудах и заботах, хороший такой дворник, правильный и умелый.

Тут, правда и уроки вскоре закончились. На обед все разбежались.

 

Прошло много лет. На Севере я отработала. Уже и  институт закончила. В своём любимом Абрамцевском художественном училище работаю.

А дружбу с Ломоносовской художественной школой продолжаю. То я к ним, то они ко мне. Навестил меня и Серёжа тот Поташев. Приехал и говорит – А я ведь дальше учиться пошёл. В  Калининском художественном училище в Москве на скульптуре учусь.

Вот радость то мне была. Как не радоваться, когда твои первые ученики дальше образование получают.

Сидим за чайком, вспоминаем северную жизнь, радуемся новостям. Пересказываем друг-другу про свою жизнь, про свои планы. Вспомнили и тот случай с колкой льда.

 – Прости меня Серёжа, что я тебя тогда лёд послала колоть, -  повинилась я.

- Что вы, Людмила Викторовна, спасибо вам за тот лёд. Я  ведь тогда в ум вошёл. Колю лёд, да на окошки поглядываю, где вы рисуете. Думаю, вот и буду я всю жизнь лёд колоть, а они художниками станут.

   

Прошли ещё годы. Слышу о Серёже новости. Стал он хорошим скульптором. Да не простым, а золотым. Помимо своих скульптур из кости, камня и дерева,  он ещё одно умение освоил, долго ли скульптору… Зовут его по заграницам, на фестивали да на праздники. Очень уважают его умение.

- Так что ж он делает?

- Лёд колет. Скульптуры изо льда режет.


Tags: ПописАть захотелось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments