August 16th, 2009

я

(no subject)

Так хочется написать иной раз историю из жизни. Придумывать истории я не умею, да мне и не нужно. А из жизни – могу. И останавливает то, что – а вдруг прочтёт тот, о ком пишешь. Ведь обидится. Я злая бываю. К тому же меня гложет мысль, а вдруг я не то вижу, неправильно выводы делаю? А вдруг всё не так!  А как? И начинаешь заглядывать глубже, а там так всё далеко уходит и цепляется, сразу на роман тянет.

- А! – скажет мне соседка т. Зина, - Ты меня позоришь на весь мир? Я тебе душу открывала 20 лет, а ты слушала, чтобы написать и раздетой по миру пустить?

Тётя Зина, конечно, не прочтёт, не до того ей, спилась уже. Но дети могут. Как воспримут? Что скажут?

Ясно дело, имена менять, отречься от всяческих совпадений с первых страниц, взять псевдоним… Да мало ли?

Левитан на Чехова вообще на всю жизнь обиделся. А тут т. Зина. Но, почему-то меня стопорит это. Имею ли я на это право? Чужую жизнь рассказывать.

Можно, конечно, рассказывать о своей жизни. Это безопасней. Однако, стоп. Мы не живём одни. Мой муж не погладит меня по головке, это точно. И вообще не погладит. А как рассказывать про свою жизнь без моего мужа? Дочь может и посмеётся, но обязательно найдёт повод обидеться. Друзья тем более.

В литературных институтах, видимо, учат этому. Хотя, что я. Художник  в своих работах бывает более откровенен. И это меня не смущает. Или смущает?

Не быть мне писакой. Не быть. )))