May 6th, 2008

я

(no subject)

В студенчестве по 6 чел в комнате. Вечные гости, теснота, хохот и гогот. Алик Манчхашвили, наш обожаемый грузин, в полном энергиическом азарте, вылетая из комнаты, обернулся, чтобы ответить на мою остроту, обновременно открыл дверь, одновременно гордо и резко отвернулся от меня и встретился своим знатным грузинским носом с этой резко открывающейся дверью... Был какой-то то ли звук, толи, хруст, и Алика вылетел из комнаты. Я за ним. Он сидел на корточках, из под пальцев текла кровь...
Неделю нос пух. Потихоньку всё сошло.
Мне рассказали, что  Алика  стал всех уверять, что у него стал расти нос. Ну, думаю, это нос ещё пухнет. Прошла ещё неделя. Опухоли не было, но нос рос. Так считал Алик. Он не отходил от зеркала. Достал всех вопросами. Меня игнорировал. Мы считались в ссоре.
Чую, что парня нужно спасать. Подговорила всех девчёнок, чтобы они твердили ему, что из-за выросшего носа он стал необыкновенно красив, и нос его только украсил. Дня три они старалиь... 
И вот он появился передо мной во всей своей красе. Я тоже упала в обмарок. Всё уладилось.