April 16th, 2008

я

Мучения книжные.

 Как же мне не повезло...
Библиотечный Маркес. Дожила до ночи и в тиши настроилась поковыряться, раствориться, повыискивать любимое, встретиться с чем-то незнакомым, пропущенным, окунуться и пр., всем понятно... встреча с любимим.
Открыла и ахнула! Вся страница загажена подчёркиванием, скобочками, вопр. знаками, и личными выводами. Я с Маркесом разговариваю, а они влезают, спорят со мной, удивляются , негодуют, критикуют его стилистику, требуют, требуют, чтобы Маркес попонятнее писал и слов некоторых не употреблял. Стала я автора защищать, этим скобочкам объяснять, чуть за карандаш не схватилась, чуть до переписки не докатилась. А сам то Маркес помалкивает, не может ответить, беззащитный такой лежит передо мной. Очень я его жалею. И стереть надписи возможности не имею. Всё ручкой написано, по буковкам, по словам, по абзацам, по полям... так и представила, что кто-то прошёлся по картине известного живописца кистью непрофессиональной, указывая, как надо писать.
Слава Богу не надолго хватило того книгочея, толи у него глазки устали. толи ручка испортилась, толи Маркес ему не понравился... Только кончились записи на червёртой странице. Уфффф...
Вот какие муки я претерпела... Не говоря о Маркесе.